Выделенное 

Здесь сердцу мило все: и дышится легко, и думается тоже

Здесь сердцу мило все: и дышится легко, и думается тоже

Костамукса –  маленький поселок  на территории Поросозерского сельского поселения. А еще это малая родина моих одноклассников, которые каждое лето стремятся приехать сюда, где прошло их детство. Именно здесь, в очередной раз приехав на встречу с друзьями юности, я познакомилась с удивительными людьми – Людмилой и Виктором Боженковыми из Санкт- Петербурга, для которых Костамукса – часть их жизни. И рассказывают они  о поселке и живущих здесь людях с особой теплотой и любовью.

 

«Родилась я у родника»

- Ежегодно летом приезжаем с мужем в милую сердцу Костамуксу и  живем в доме, который был построен еще в 1918 году, - рассказывает Людмила Александровна. – Моя тетушка Татьяна строила его вместе с сыном. Из инструментов – пила и топор. Говорила, что только молитвы и помогали. В доме этом я выросла. Народу в двух маленьких комнатенках жило много. Спали в один ряд на полу. В годы войны здесь даже военный штаб размещался. Всем места хватало. Я родилась  в 1945 году прямо у родника.  Из двойни одна выжила. Бабушка родниковой водой тут же меня ополоснула. Это, наверно, и силы мне до сих пор дает. Отец с войны не вернулся, и мама, храня ему верность, вырастила меня. Вообще род наш большой: у бабушки было шестеро детей, а сколько внуков, правнуков… Место это, именуемое поселком Костамукса, давно облюбовали карелы. Именно здесь была карельская деревня с одноименным названием, где свои родовые гнезда имели Германовы, Сацкие, Ореховы, Родионовы… А коль рыбный промысел – самый основной для коренного народа, то и озера между собой они поделили. А названия–то какие водоемов: Гугатярви, Кивиярви, Тумасозеро, Костамукса. И у каждой семьи было свое озеро. Бабушка моя рыбу ловила, как и все женщины в деревне, на равных с мужчинами. Хозяева в те времена имелись не в каждом дворе. Вот и в нашем доме было «бабье царство».  Моего деда Родионова Дмитрия Яковлевича и девятерых пограничников убили финны. Похоронены они на острове в костамукском озере. Мало кто теперь знает, что небольшие холмики,  поросшие травой, это и есть последнее пристанище моего деда и его боевых товарищей. Планируем поставить там крест.

А вообще чем еще известна деревня? Здесь  колхоз был. Рожь сеяли, лен, целые поля репы росли. На подворье у каждой семьи и коровы, и козы, и овцы, и куры имелись. А еще бабушка рассказывала, как дочери ее в Финляндию на танцы бегали. Граница проходила в девяти километрах от Костамуксы в сторону Лахколампи. И можно было беспрепятственно ее пересекать, так как входила тогда страна Суоми в состав России. Вот так вечерком младшие мои тетушки ушли на танцы, а обратно уже не вернулись: границу закрыли, Финляндия стала сопредельным государством, получившим независимость. Тетушки  там и остались. И маму звали, но она не могла покинуть родную деревню, которая по тем временам не считалась бедной. До революции здесь купцы жили, пушнину заготавливали, ездили торговать в Санкт- Петербург. Оттуда другой  товар везли. Дороги тогда не было, только лежневка, по которой и добирались на лошадях. У моего деда в те годы мельница своя имелась: там, где сейчас мост через реку Ирста сделан. И амбары стояли огромные для хранения муки.

И тут шумели трактора

Строительство автомобильной грунтовки началось с момента открытия  крупного лесопункта. Приезжали сюда семьями, селились в только что отстроенные щитовые дома.

– Так все оживилось. Началась заготовка леса, зашумели трактора.  Жителей -  полторы тысячи человек. Костамукса сразу статус поселка получила. Детей было много, всех обучали в местной восьмилетке. Я тоже ее заканчивала, а потом поехала учиться, чтобы вернуться на работу в лесную отрасль. Мама с сестрой  в лесопункте трудились, но это не мешало им вести и свое хозяйство: всегда держали корову, а то и не одну, да и другую животину. Еще и с этого натуральный оброк платили. Сельский совет у нас и тогда находился в Поросозере. Умели в те годы и ударно вахту отстоять, и по вечерам в поселковом клубе потанцевать. Кино показывали, библиотека имелась.  А как без этого?  Лет двадцать наш населенный пункт процветал. А потом в связи с реорганизацией лесопункта закрыли и школу. Двумя автобусами возили ребятишек в соседний поселок в Поросозерскую среднюю. Там неделями жили они в интернате, оторванные от родителей. Сейчас думается, зачем нужна была такая поспешность, ведь осиротела сразу наша Костамукса. Некоторые  перебрались в близлежащий  населенный пункт Лахколампи.  Среди них и  Екатерина Васильевна Ракитёнок , приехавшая сюда в 50-х годах. С удовольствием  ходили  в магазин, где она трудилась продавцом. По просьбе детей давала нам сдачу конфетками-ирисками. Она была лучшим и любимым продавцом. Мы ее не забываем, обязательно заезжаем – так много нас связывает.

О замечательных земляках своих могу рассказывать долго. Среди тех, кто остался преданным  малой родине – супруги Гарлоевы. Дядя Миша, как  всегда величали в Костамуксе Михаила Павловича, шил лодки. Хорошим мастером был. К нему приезжали с заказами издалека. Легко жил человек на своей земле, ни на что не жаловался. И день его последний оказался таким же легким и солнечным. Вернулся с рыбалки, только сети на озере поставил. Мы его видели, как раз к дому подъезжали. Тетя Аня, жена его, говорит, едва успел сапог снять, да сказать мне, что плохо себя чувствует. Так в одном сапоге и умер. Сколько раз он сиживал здесь, в нашем доме, о житье – бытье сказывал. Правда, весь разговор постепенно к рыбалке сводился – дядя Миша был мастак поведать, каких он щук в костамукском озере ловил.  И каждый раз мы его фотографировали. Колоритный был мужик, работящий, ветеран Великой Отечественной войны. Анна Петровна после смерти его слегла, в больницу попала. Но выправилась. И теперь в свои семьдесят шесть не сидит без дела: картошку сама посадила, окучила, на рыбалку ездит. Только вот коз перестала держать, они без нее прошлым летом как сиротинушки везде блудили.  А так до последнего держала тетя Аня Гарлоева 8 коз и 10 овец.

Еще тетушка моя, двоюродная сестра матери, Мария Александровна Клещенок здесь лето проводит. По сертификату как вдове ветерана  приобрел ей сын Валерий благоустроенную квартиру в Петрозаводске. Только не может она в четырех стенах сидеть, потому просит привезти ее сюда, где и дышится легче, и думается хорошо. В свои 92 года не сидит без дела: и печет, и готовит – все сама. А еще любит у озера отдохнуть,  на воду посмотреть. Памяти ее удивляюсь: недавно составила тетя Маша  генеалогическое древо нашего рода.

- А Коневых вы знаете? – неожиданно задает вопрос Виктор Боженков и, немного удивляясь моей неосведомленности, тут же сам рассказывает,  какой самородок Слава Конев. Живет он со своей матерью и по состоянию здоровья никогда и нигде не учился, но обладает уникальной памятью, добр ко всем, особенно к детям.

- А как он играет на гармошке! Когда приезжает наш сын Сергей – профессиональный музыкант, в этом маленьком доме они играют дуэтом. У нас столько видеосюжетов сделано.    Все они свидетели того, каким был наш поселок. Жаль, что теперь не шумят здесь трактора, жизнь как будто остановилась, и тишину нарушают лишь спешащие мимо машины.

Жизнь не остановилась

По последней переписи 2010 года  в Костамуксе постоянно проживают порядка 20 человек. Кроме Анны Петровны Гарлоевой, это семьи Моховых, Погорельцевых, Коневых, Богомоловых… Детей среди них нет, так что проблема их подвоза в школу отпала. Последний, пожалуй, Олег Шкленник , мой одноклассник, по этому поводу сильно боролся с властями разных уровней, пока в один прекрасный день не принял решение уехать отсюда насовсем. Трудно оказалось резать по живому, бросать свой дом, баньку, сад–огород. Но выхода другого у Олега сего женой Верой не оказалось: если старшие уже заканчивали учебу, то младшему Васе предстояло еще постигать азы науки и, конечно, напрягаться по поводу автобуса, постоянно меняющего свое расписание,  у родителей уже не было ни сил, ни желания. Теперь уже никто не живет в доме на горке, слишком тяжело подниматься, да и снег плохо зимой чистят, а вот яблоньки в огороде Шкленников продолжают плодоносить, удивляя односельчан своим богатым урожаем.

– К сестре-то Олег наведывается, - продолжает разговор Людмила Боженкова.- Алла, моя одноклассница, здесь с ранней весны и до глубокой осени. Нынче даже в Петрозаводск ни разу не ездила. А зачем, говорит, продукты и так привезут. Продовольствием снабжает односельчан Нина Мохова. Они с мужем сейчас самая молодая пара в Костамуксе в прямом смысле этого слова. Еще трудоспособны, активны. Стационарного магазина уже давно нет, да и  автолавка не ездит. Потому содержит небольшой магазинчик чета Моховых прямо на дому. В населенных пунктах при таком количестве населения это разрешается законом. Продукты зачастую и в долг приобретают, под пенсию. Один раз в неделю по субботам  хлеб привозят, так что если нет возможности где-то свеженького перехватить, надо запасаться сразу на всю неделю.  Сергей Мохов по специальности электрик, так что выручает, если вдруг без света остаемся.

Сергей и Нина Моховы - молодцы, в прошлом году такую бдительность проявили на пожаре. Если бы не они, то огню ничего не стоило и к поселку подойти – от станции Тумасозеро  тут рукой подать. Название станции сменили  лет тридцать пять назад, когда открыли молодой город горняков Костомукшу. Говорят, что путались спешащие на новостройку люди и сходили на полустанке с названием Костамукса. Потому стала станция именоваться как и озеро, что в километрах десяти. Именно здесь на  несколько лет назад по инициативе  педагога – организатора из Лахколампи Александра Бутина стали проводиться историко-краеведческий фестиваль «На стыке трех культур». Более ста юношей и девушек, как из школ района, так и из-за его пределов приезжали в Тумас  и живописной красотой полюбоваться, и узнать, что было здесь в разные периоды государства Российского. Те, кто хоть однажды посетил эти края, не спешил прощаться. По имеющимся   данным, именно здесь после подписания Столбовского мирного договора проходила государственная российско-шведская граница. Об этом свидетельствуют и пограничные камни. Театрализованные рыцарские бои, викторины, песни у костра. Все это только сплачивало молодежь района, приоткрывая им неизвестные страницы в летописи этих мест.

– Как видим, жизнь не останавливается, -  поддерживает наш разговор Виктор Сергеевич. – Правда, автобус теперь ходит один раз в неделю по четвергам. Да и на поезде до станции Тумасозеро приехать можно в определенные дни. Так что теперь мы сюда только на своей машине приезжаем, как, впрочем, и другие наши односельчане. А так у нас и мобильная связь имеется, и интернетом через Мегафон можно пользоваться. Аварийный мост через Ирсту тоже отремонтировали: теперь на месте полуразвалившегося новенький бетонный, так что не оторваны мы от мира даже два летних месяца, хотя совсем не скучаем по шумному городу.

 Она не умела тихо жить

Костамукса – родина безвременно ушедшей из жизни Веры Цветковой. Как раз в день моей командировки в Поросозерском культурно-досуговом центре  проходил вечер памяти этой замечательной женщины, предпринимательницы, прекрасной матери и верной подруги. Виктор и Людмила Боженковы, в доме которых Вера Леонидовна бывала всякий раз, когда приезжала в Костамуксу, предоставили организаторам мероприятия и видеозаписи, и фотографии, наиболее полно открывающей мир доброго, любящего свою родину человека. Человека нашедшего свое призвание в песне. Как правильно сказала о Вере на концерте Антонина Савицкая – старейший работник культуры поселка Поросозеро: «Она не умела тихо жить».

–  А правда, не умела, всегда куда-то спешила, просыпаясь утром с новыми планами, - соглашается Людмила Александровна. – Как-то засиделась, разоткровенничалась, а Виктор взял и записал весь диалог скрытой камерой. Кто знал, что эта запись станет последней. То, что Вера нашла себя в профессии – мы не сомневаемся. Она в детстве любила помогать продавцу нашего поселкового магазина, в любое свободное время приходила и крутила кульки для продуктов – пакетиков раньше не было. Наблюдала и за тем, как общалась Екатерина Васильевна с покупателями. Именно такой заботливой стала  и наша Верочка, умевшая дорожить каждым человеком. Когда случились первые проблемы с поставкой в Костамуксу продуктов питания, она тут же организовала выезд на своей машине. Брала заказы и исполняла их. Всегда любила повторять, что не бросит земляков. Никогда не видели ее унывающей. Даже в Троицу на кладбище, а Вера обязательно приезжала в этот день на могилу отца, она пела. «А что в этом плохого? – рассуждала Вера. – Пою любимые песни папы. И на душе так хорошо!» В своем кафе с красивым названием «Виктория»  умудрялась сделать все комфортно и удобно для посетителей. Я уже не говорю, насколько изысканная кухня сохраняется там и сейчас, когда уже Веры нет. Нам не верится, что не откроется больше  дверь, и с громким возгласом: «Что не ждали?» она не переступит порог нашего дома. На мероприятие, где вновь вспомнили нашу Веру все, кто ее любил, была сказано столько добрых слов, которые она, конечно, заслужила при жизни и как житель поселка, и как депутат, много делавший для своих избирателей, и как верный друг, имевший такой большой круг общения. Я уже не говорю об уникальной возможности Верочки одновременно вязать, варить, говорить, слушать, петь…. Потрясающие возможности. Она очень любила своих близких – родителей, детей, мужа, сестер, но  как она любила петь, как черпала в песне силы, сложно передать словами. И в тоже время это была тонкая, ранимая натура, умело скрывающая за своей открытой улыбкой свои проблемы и трудности, переживания и заботы. Веру невозможно было не любить. И помнить такого уникального человека, думаю, будут многие. Нам очень не хватает ее.    

Бабушка в бандане

У меня Костамукса ассоциируется с моей Люськой, Людмилой Малолеткиной – одноклассницей и по жизни очень верной подругой. Она здесь каждое лето. Пока живы были родители, отправляла к ним детей, а сама только на время отпуска. А когда вышла на пенсию и стала свободным художником, то на все три месяца приезжает сюда. Говорит, что никакой юг нельзя сравнить с активным отдыхом рядом с живописным озером. Конечно, пришлось немало потрудиться, чтобы привести в порядок и старенький дом, и летнюю кухню, а в сарайчике, раньше служащем подсобным помещением, соорудить баньку, без которой уж точно не обойтись. И в этом ей помогали многочисленные родственники и друзья, которые с удовольствием приезжают из далекого Череповца в этот живописный уголок. За эти годы свой статус сменила не только наша хозяйка домика у дороги, ставшая теперь для своих внуков бабушкой в бандане, сменил статус и лесной поселок, больше напоминающий тихую деревеньку. У Люси уже выросли дети, младшему Сереже недавно исполнилось 18. И хотя они все родились в большом промышленном городе Череповце, но Костамуксу считают своей второй родиной. Ее дочь Оксану Виктор Боженков окрестил местной мадонной. Она сюда привозила своих малышей еще грудничками.

Нам тоже нравится приезжать в гости к Люсе и чувствовать себя легко среди ее детей и внуков. Умеет же она создать вкруг себя такой уют, не специально, не по случаю торжества, а просто так, ежедневно и неприхотливо. И когда у нас родилась идея провести очередную встречу одноклассников именно здесь, в Костамуксе, наша бабушка в бандане примчалась сюда раньше на несколько дней, чтобы встретить друзей юности  по полной программе. И так оказалось здорово общаться за широким столом прямо во дворе дома, где можно оставаться самим собой без парадных костюмов и нарядных платьев, приобретенных по случаю. А еще позировать, и фотографироваться на фоне первозданной красоты, где каждый уголок, каждый кустик пропитаны Люськиной любовью к ее Костамуксе.

– Как у нее на все энергии хватает, - восхищается Людмила Боженкова. – Крутится целый день, и на нас время находит. Придет и скомандует, чтобы в баню шли. И еще заставляет дважды после парилки искупаться. Это, говорит, для здоровья полезно. Травы собирает, сушит, чтобы зимой в Череповце чай, пахнущий родиной, пить.

Невозможно расстаться

Мои главные герои Виктор и Людмила, которых судьба свела в Санкт-Петербурге во время учебы, очень любят свою Костамуксу. Каждый сентябрь, возвращаясь домой, начинают планировать следующий отпуск.

– Чем мы здесь занимаемся?- спрашивает Людмила Александровна. -  Дом ремонтируем, но больше времени проводим на природе. У нас один день – грибной, другой – ягодный, третий – рыбный. Встаем в семь утра, ложимся за полночь, и времени не хватает.  Решили вопрос с оформлением земельного участка рядом с домиком в собственность. Видим, как облюбовали наши края москвичи да питерцы, которых мы встречая на озерах приучаем правильно разжигать костры, убирать за собой мусор. Бережно нужно относится к природе, любить ее, дорожить каждым мгновением общения с ней. Мы тут не на шутку обеспокоены тем, что бобры очень активизировались, такие плотин понастроили, ели и сосны своими зубчиками валят. Мешает это проточной воде течь, потому и рыбы становится меньше. А какие здесь лебеди на озерах живут, журавли семьями прилетают. Не можем налюбоваться этой красотой. Недавно приезжал в гости двоюродный брат Виктора. И никак не мог уехать, настолько влюбился в Костамуксу. Жаль, что нет уже мамы, ее не стало в 2000 году. Но последнюю просьбу ее мы выполнили – покоится моя дорогая Мария Дмитриевна здесь, на местном кладбище.

Прощаясь, я еще раз поблагодарила Виктора Сергеевича  и Людмилу Александровну Боженковых за прекрасную возможность не только узнать много нового о людях, живущих в поселке Костамукса, но и рассказать об этом читателям нашей газеты.

Наталья ВАСЕНИНА.

Фото Виктора Боженкова

Приговор суда – виновен!
Вместе мы сильнее
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
12.12.2018
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Колонка редактора

Календарь

Подождите минутку, пока генерируется календарь