Загрузка обложки... Перетащите обложку, чтобы изменить положение

Клятва Гиппократа - не пустой звук.

-4

 О близких очень сложно писать, есть страх приукрасить или наоборот поскромничать в повествование. Но всё же попробую рассказать о своей маме Лилии Степановне Крикуновой, которая совсем недавно отметила свое 80-летие.

Родилась она 9 июля 1937 года в деревне Нижние Осельки Ленинградской области. Из довоенного детства вспоминает рождественскую ёлку в большом доме дедушки. Он ставил лесную красавицу и собирал угощение для всей окрестной детворы. Было весело, шумно, много света и игрушек. 

А вечером свет тушили и дедушка зажигал на ёлке свечи.
Когда началась война, Лиле не исполнилось и четырёх лет, но она помнит, что было страшно от гула приближающихся самолётов и от разрыва бомб.
В начале 1942 года при первой возможности всех финнов отправили подальше от военных действий. Лилина семья попала в Сибирь, в Красноярский край.
Когда ехали туда, то произошел случай, который она и сейчас вспоминает с отвращением. У неё было красивое самое любимое платье с оборками и рюшами . Так вот это платье выкрал один нехорошийчеловек и обменял на станции на картошку. Картошку ел, деля со своей семьёй, а Соне, маме Лили, отдал очистки, она жарила их на печурке и кормила своих детей.
Этот случай - заноза на всю жизнь.

В эвакуации жилось нелегко. Ссыльных принимали, как врагов.
Мама всегда плачет, вспоминая, как их, малышей, дразнилинищебродами.
У них и правда ничего не было, в дорогу разрешили взять только то, что на себя одето, документы и еды котомку.

Потом сибиряки увидели в них обычных людей, таких же, как они.
Но сначала серьезным испытанием оказалась недоброжелательность местного населения. Даже жить приходилось по сараям, да по конюшням.
Закончилась война. Но в школу мама пошла на год позже: нечего было одеть. Мама ей сшила красный сарафан из пододеяльника, соседка принесла кирзовые сапоги, из которых ноги вылетали, ималенькая худенькая Лиля пошла в первый класс.

В школе ей нравилось, класс был очень большой, более сорока человек. Учителя добрые и интеллигентные люди. Одноклассники - дружные ребята.
После учёбы собирали металлолом, макулатуру и золу.
Осенью по выходным младшие школьники трудились в ближних совхозах. А старшеклассники по месяцу работали на полях. Возили их на открытых бортовых машинах:
- В поле едем, песнипоём, а обратно возвращаемся, только у дома петь начинаем, - рассказывает мама. - Как то нас поставили на сбор гороха, а мы решили упростить работу: встали всем классом в цепочку и свернули горох в огромный вал, длиной во всё поле. Пришёл бригадир и долго ругался. Пришлось раскручивать. Ох, как это тяжело было!
Мама была активисткой: участвовала во всех мероприятиях и соревнованиях. До сих пор у неё хранится грамота за второе место в лыжных гонках.

-Училась хорошо, но учёба давалась тяжело, в основном зубрёжкой брала, - с интересом рассказывает мне мама. - В 1956 году, закончив десять классов, поехала поступать в Кемерово. Почему пошла в медицину? Так мы же жили на территории больницы, мама работала там. Так что я всякого повидала и покойников даже не боялась. Вот и решила попробовать. В это время в Кемерово набор был в первую специальную группу ускоренного обучения – всего два года. Брат Эмиль материально помогал. Когда пришло время распределения, то мне дали выбрать место работы. Вот и вернулась в Абанскую районную больницу. Довелось мне, начинающему специалисту, трудиться рядомс Анатолием ЕвдокимовичемКарлашем, знаменитым хирургом, делавшим сложнейшие операции, терапевтом Карлом Яновичем(фамилию уже не помню), да и остальные врачи в коллективе были от Бога. Жаль, что очень скоро молодую, незамужнюю комсомолку направили меня в близлежащую деревню на фельдшерско-акушерский пункт. Жила в комнате при медпункте. Обслуживание включало три близлежащие деревни в округе шести километров. За медикаментами нужно было ходить или ехать на лошади за пятнадцать километров. Если же в какой из этих деревень заболеет кто, то оттуда снаряжали телегу или сани и приезжали за мной. И тогда в одной избе проводился прием всех больных. И так заведено было, фельдшера обязательно кормили обедом. Откажешься, обидишь этим не на шутку.
В то время роды уже не принимали на ФАПе, только в родильном отделении райцентра. Но получилось так, что в дальней деревне у молодой женщины начались схватки. Везти в больницу поздно. Приехали за мной.
Муж её сразу меня предупредил: как хотите, а ребёнок должен жить. Оказалось, что роды эти третьи, а предыдущие были неудачны.
Но видимо всевышний помог, на свет появилась здоровая девочка. Счастливые родители попросили меня дать девочке имя. Назвала я её Иринкой. После первой истории скоро и другая приключилась, когда я ни жива, ни мертва была от страха, что посадят.
Новорожденным делается вакцинация от туберкулёза: первый раз, как родятся, повторно - через три дня. Вот три дня прошло, надо ехать к ребёнку. Запрягли мне лошадь. Поехала. Туда в гору, всё хорошо. А обратно под гору дорога.. И лошадь понеслась всё быстрее и быстрее, а у меня перед глазами решётка тюремная! Тогда даже за колоски сажали, а тут лошадь!
Под горкой лошадь упала на передние ноги, я выскочила и к ней! А она на меня испуганно смотрит. Какими уж словами я её уговаривала, умоляла подняться и помогала изо всех сил. И поняла она. Поднялась. Плакали тогда мы с ней обе. Всё закончилось хорошо, лошадка даже не хромала.

- А вот еще был случай, - продолжает мама, -К пациенту с приступом астмы мы с мужем из-за своего свадебного стола в окошко вылезали.
Болезни не спрашивают, когда прийти, медику главное успеть вовремя.
И клятва Гиппократа для меня не пустой звук. Но не все близкие это поняли, к сожалению. В Карелию первый раз мы приехали с тобой, доченька, в 1963 году. Здесь, в Поросозеро жил брат Эмиль с семьёй. Но доехали мы с тобой только до Петрозаводска, дальше нас не пустили. В милиции сказали, что пропуск в погранзону не дадут и пошли мы с тобой в Министерство внутренних дел. Дошли до министра Серебрякова. Принял он, но стал отговаривать, предлагая работу в Олонце. Но какой Олонец? Кто нам там поможет? И всё же выписал пропуск в Поросозеро! В поселковой больницепредложили на выбор : ФАП участка или скорую. Но на скорую я не решилась, еще не было опыта этой работы. И квартиру сразу дали на улице Советской, по соседству с Антоновыми. Если вызов ночью, тебя посмотрю, в стенку Анне Матвеевне стукну, чтобы если что прислушивалась .
Однажды в Красном Бору заболели пневмонией малыши-близнецы Саша и Серёжа. Мама отдать в стационар ребятишек отказалась. Лечение этого заболевания предполагало уколы.
Первые сутки так и прошли: каждые четыре часа к малышам ходила.
Но на второй день им легче стало, и уколы делала утром и вечером. Работа на ФАПе была в режиме: три часа приём, три часа вызова и два часа два раза в неделю приём в медпункте Красного Бора. В медпунктах помогали мне санитарки Анастасия Михайловна Осипова и Нэлли Игнатьевна Пилецкая. Очень хорошие, добрые и чистоплотные женщины. Кроме того в школах нужно было вести профилактическую работу и плановые прививки.
Любимое развлечение моей мамы, придя домой сказать:
-Завтра у вас прививка! И попробуй не поднять руку первой!
И я поднимала, представляя при этом себя пионером-героем, хорошо, хоть были такие идеалы.

- С людьми работать было легко. Единственное, что боялась - туберкулёза, тогда болели многие. Но и непредвиденные обстоятельстваслучались. Как то в медпункт пришёл Василий К. Вид измученный, видно, что только с работы. В руках – плоскозубцы, представляешь, такие старые игромадные!
-Не уйду, -говорит, -пока зуб не удалишь! Так наболело, что согласен без наркоза терпеть! А к зубному не попасть - план гоним.
Что делать, когда человеку плохо?! Обработала спиртом, обезболила. Ох и намучилась я, пока вырывала! А у него видно так болело, что терпел.
Отдала ему на память со о всеми тремя корешками. Ты только не пиши это!
-Почему?
-Так я ж нестерильным инструментом работала!
-Но всё закончилось хорошо?
-Да, смеялся потом: зажило, как на собаке. Знаешь, что странно было?! Людей в поселке много, приехали все из разных мест, но жили дружно.
Вот и мне соседи помогали за тобой присматривать. Ведь каждый месяц фельдшера должны были ездить на учёбу в Суоярви. Помнишь?
- Как не помнить! Мы из этих поездок ждали гостинец - сочни из суоярвской домовой кухни
- В 1969году, когда Антонину Павловну Белошапкину перевели в должность главного врача, мне предложили исполнять обязанности второго педиатра на втором участке вЛДК. Приём вёлся в детской консультации Акконьярви, а в ЛДК в медпункте лесозавода мы принимали детей до года. Мы тогда работали на этом участке с Валентиной Николаевной Красько.
Педиатром на первом участке была Лидия Николаевна Пухова. Она обслуживала Акконьярви, деревню Поросозеро, Красный Бор.
Помнишь мою большую бардовую сумку? Вот всё, что не успевала написать на приёме, дописывала дома. Через год я на аттестации получила первую фельдшерскую категорию. Хорошо ещё, что на помощь мне мама приехала. Она полностью занялась домашним хозяйством и вами.

В конце 1977 года в больницу приехал ещё один врач-педиатр, а маме предложили работу на Скорой помощи. Уже не так страшно, хоть были волнения. Фельдшер - очень ответственное лицо. От его решения на вызове зависит жизнь человека. Это такая должность, где нужно знать всю медицину, а часто и психологию.
- Отслужила я на этом месте до выхода на пенсию в 1992 году.
Честно, я готова была выйти на пенсию сразу, не переработав ни единого дня. Нужно было дать дорогу новому поколению медиков, да и сумка фельдшера Скорой тяжелее самого фельдшера. Потом с перерывами я ещё работала до 2002 года, заменяя отпускников. Я очень благодарна тому, что на моём жизненном и профессиональном пути встречались только хорошие люди.
Когда я попросила маму вспомнить, что либо плохое, связанное с работой, запомнившееся на всю жизнь, ответом прозвучало:
-А такого и не было. Всё хорошо. Как я к людям, так и они ко мне. Где бы ни работала, рядом всегда были благожелательные коллеги и пациенты.
При общем желании всегда можно найти решение всех проблем.

Но я очень хорошо помню одну историю, которую не любит вспоминать мама. Только нам, родным, было известно, как тяжело она переживала один случай. Страшно было за неё. Промолчать сейчас об этом, значит поступить подло по отношению к маме. Во время дежурства приняла онавызов к молодому мужчине, оказала первую помощь и назначила через день приём к врачу. Врач же, осмотрев пациента, решил, что он симулирует и выписал его на работу. Мужчина вышел на работу и умер. Как думаете, кого обвинили?!
Да-да, фельдшера! А каково ей было, когда в большой очереди в магазине, мама этого мужчины кричала, называя её последними словами.
Как тяжело было потом, по прошествии некоторого времени, впервые ехать к этой женщине делать обезболивающие по онкологии. И только тогда упал с души камень, когда женщина, потерявшая сына, встретила её доброй улыбкой. А мне с того случая мне было наказано - ни шагу в медицину.
Татьяна КРИКУНОВА, п. Поросозеро
Оцените эту запись блога:
Ордена достали из шкатулок
Историко-краеведческий музей
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
23.02.2018
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Колонка редактора

Васенина Наталья Валентиновна - главный редактор районной газеты "Суоярвский вестник"

09 декабря 2016

Посмотреть все

Фотоальбомы

Форум

  • Нет сообщений для показа

Форма входа


Календарь

Подождите минутку, пока генерируется календарь