Загрузка обложки... Перетащите обложку, чтобы изменить положение

Покой нам только снится

Юрий Иосифович Смирнов — почетный житель Суоярвского района.  Столь высокого звания он удостоен за многолетний добросовестный труд, патриотическое воспитание молодежи. Мне довелось познакомиться с Ю. И. Смирновым – участником Великой Отечественной войны. Он оказался очень интересным собеседником: просматривая старые альбомы, кипы грамот и похвальных листов, я слушала его захватывающие рассказы о жизни, о работе, о войне.

 

Боевая юность

Юрий Иосифович родился 28 декабря 1924 в Вологодской области. Ему не было и 19 лет, как по стране дрожью прошлось страшное слово — война. «Тема Великой Отечественной — самый тяжелый для меня вопрос», - признается он. Начался призыв тех, кто родился в 1924 году. Сразу после призыва 19-летний Юрий был отправлен на учебу в Школу младших сержантов. Проучившись там три месяца («К концу я уже был командиром отделения минометного взвода», - не без гордости говорит мой собеседник), его отправили на стажировку в пехотно-военное училище тоже в минометную роту. Там Юрий Иосифович находился полтора года. В июне 1944 года закончил обучение, получив звание младшего лейтенанта, а потом — на фронт. По распределению он попал на  третий прибалтийский фронт.

- Вот привели меня к командиру полка. Он поглядел на меня и говорит: «Ой, нам таких не надо, нам нужна пехота. Вот тебе пехотный взвод и дерзай.

Так Ю.И. Смирнов  оказался в первой роте первого взвода.

- Нас было 30 человек ребят, таких же необстрелянных, как и я сам. Никто пороху не нюхал, ужасов войны пока  не прочувствовал. Ну, стал я присматриваться к парням, мы привыкали друг к дружке понемногу - все в первый раз сунулись в пекло. Сначала тихо было, наступлений и стычек особо не происходило, однако некоторые события я запомню на всю жизнь. Остановились на одном месте, вперед не пройти — водный рубеж. Ох, вот тут-то мы, необстрелянные, и хлебнули горя. Стали переправляться через речку, кто на чем может, а тут раз — бомбежка, стрельба... Мы, конечно, все боялись, пугались, вздрагивали от каждого выстрела. Пока саперы проделывали переправу, мы потеряли много наших ребят. Большое количество раненых, убитых... Жуткая картина. Наш взвод перебрался на другой берег первым и дал возможность перебраться другим. За эту переправу я и получил свой первый орден Красной Звезды.

В 44-ом враг уже практически не оказывал сопротивления, понимал, видать, что не победить ему нашу Россию, однако и в это время пришлось несладко. Однажды наш отряд попал под обстрел. Мы никак не могли прорвать вражескую линию обороны. Командир кричит: «Вперед! Вперед», а как же тут пойдешь вперед, когда только поднимешь голову, и в тебя уже стреляют? «Знаешь, что, - сказал он мне тогда. - Давай посмотрим да подумаем, как нам эту точку уничтожить, чтоб остальные могли пройти». И вот мы нашли спасительную ложбинку. Пробрались туда, посмотрели, оценили обстановку. Командир решил, что он со своим взводом обогнет врага слева, другой — справа, а мне поручили пройти посередке. И как мы бросились все к этому блиндажу, забросали гранатами вражескую точку! Так произошло освобождение этой территории. А я за удачно проведенную операцию получил вторую звездочку.

На фронте я пробыл недолго:  в июне был призван, а в октябре получил ранение.  Как-то стали мы наступать, вижу — отстают некоторые ребята. Пришлось уйти в самый конец отряда и подбадривать солдат - «Вперед! Вперед! Вперед!». И вдруг раз  почувствовал резкую боль в ноге. То ли снайпер, то ли еще кто... Кость перебило полностью. Ну, сразу же подоспели санитары, перевязали на скорую руку, положили в госпиталь. В Ленинграде мне сделали операцию и оставили в глухом гипсе. Полежал там месяц, и отправили меня в Удмуртию, в  Глазов.  Но разве я мог вынести такое лежачее положение долго? Стал просить врача: «Снимите, снимите!». Врач согласился. Наконец, я смог встать, но, как оказалось, зря:  кость не срослась и согнулась еще больше. Пришлось еще месяц лежать на вытяжке. На этот раз хирург запретил мне избавляться от гипса. «Нет-нет, - говорит. - Рано тебе еще». И опять на кровать.

Вот, наконец, долгожданный день выписки. Ребята помогли достать кое-что из одежды, и я покинул госпиталь. Вооружившись костылями, мне захотелось прогуляться по городу, но, опять же, ненадолго. Уж не знаю где, но я подхватил желтуху, и снова меня ждала больничная койка на целый месяц.

Трудовые будни

Юрий Иосифович вернулся из армии. Работать и ходить было сложно — рана давала о себе знать, потому он устроился счетоводом в контору лесопункта. О том, как попал в Карелию, Юрий Иосифович рассказывает с улыбкой.

- Приехал в отпуск сюда в гости к дяде, посмотрел, полюбовался красотами, понравилось. Особенно запомнился берег Ладожского озера. Трудиться начал  в поселке Ляскеля, а потом участок перевели в Райконкоски, где задумали восстанавливать лесозавод.                                                                                                Сам поселок Райконкоски, по воспоминаниям Юрия Иосифовича, представлял собой  в 1949 году один старый  домик. Жить приходилось в палатках, оборудования не было, да и какое оно, это оборудование? Лопата да пила. В 1950 году  организовывали  строительный участок, объединяющий три лесных поселка Райконкоски, Пийтсиеки и Лоймола. Центром стройучастка стала  Лоймола, куда всех и перевезли. Здесь Ю. И. Смирнов сначала трудился  бухгалтером, потом стал нормировщиком.  Через пять его направили  на учебу в Ленинград в Лесотехническую академию для повышения квалификации прорабов-строителей. «Специального образования у меня не было, до войны я закончил семилетку, вот и отправили учиться», - вспоминает он.

Спустя 3 месяца, уже после учебы, Юрия Иосифовича командировали в Суоярви в производственный отдел леспромхоза. Было это в 1954 году. И вот уже 60 лет он живет в нашем провинциальном  городке. По его словам, райцентр за эти годы изменился до неузнаваемости: ведь сначала это был лишь населенный пункт с несколькими старыми финскими зданиями, а теперь столько микрорайонов, благоустроенных домов.

На предприятии  Юрия Иосифовича назначили в производственный отдел инженером.  Постепенно он дорос до начальника отдела. А затем он перешел во вновь организованное Суоярвское стройуправление. В то время создавались крупные леспромхозы, необходимо было строить и производственные объекты, и жилье. Тяжело приходилось рабочим, поселки – то  не обжитые. Приходилось жить в палатках или строить небольшие рабочие домики. От месяца к месяцу  становилось все лучше.  Вспоминает, что очень многие показатели были связаны с постройкой железной дороги.

- Наше стройуправление командовало этими железнодорожными участками. Именно мы решали все вопросы. Начальник был требовательный, и чуть что — сразу ко мне. «Так, Смирнов», - с этих слов начинались наши с ним разговоры.

Частые командировки, так как в поселках Лахколампи, Пенинге, Тумба и многих других  бригады нашего предприятия строили жилые дома, школы, детские сады и т.д. Вот так я и крутился я 15 лет.

«Покой нам только снится»

У Юрия Иосифовича уже была семья, где подрастали  сыновья И из-за занятости обоих супругов мальчишки вечерами зачастую оставались одни.

- Тогда мне жена и говорит, мол хватить, муженек, давай-ка ищи где-нибудь другую работку, чтобы вечером быть дома. Так в 1969 году  я перешел на Суоярвскую  картонную фабрику, тоже в отдел строительства. Мы построили очистные сооружения, водозабор, водонапорную башню, бассейн, столовую, клуб... Сколько всего было!  Покой нам только снился.  Помню, как мы организовывали на картонной фабрике движение «Работать без отстающих». Мне всегда хотелось, чтобы люди трудились с желанием. Контролировал, чтобы рабочие места были оборудованы, как следует, а производство вовремя подготовлено к зиме. В то время для специалистов предприятия проводилась различная учеба – экономическая, политическая. Думали мы и о жилье для картонщиков, которые сейчас, будучи на пенсии, живут в благоустроенных домах. Жилфонд у картонной фабрики был солидный, так что крутиться приходилось. Незаметно пролетели еще 15 лет.

Выход на пенсию был омрачен уходом из жизни матери, с которой Ю.И. Смирнов проводил все время после увольнения с фабрики. Она жила в Вологодской области, и сын, услышав ее просьбу приехать, тотчас же отправился в родные места.

Вернувшись в Суоярви после смерти матери, Юрий Иосифович устраивается в сберкассу охранником.

- Но это ненадолго. Позвонили мне из райкома, говорят, мол, ты строитель, а нам нужно смастерить пристройку к основному зданию. И вот устроили меня  помощником директора городского училища.

Затем он еще работал в качестве инструктора по гражданской обороне в Суоярвском райпо. Словом, пригодился везде, сделал много полезного для города.

- С 1990 года околачиваюсь дома, - смеется ветеран.

Сейчас, когда появилось много свободного времени, да и возраст дает о себе знать, Юрий Иосифович в основном проводит время в квартире, занимаясь хозяйством, особенно дачей. «Работы и сейчас хватает», - признается он.

Разглядывая  старые фотографии и грамоты, которых   у Юрия Иосифовича Смирнова скопилось великое множество, любуясь  ордена и медали, полученными в годы Великой Отечественной войны,  я почувствовала некую гордость за то, что этот человек —  мой земляк. Хочется, чтобы примером для нашей молодежи были именно такие люди. Крепкого здоровья вам, Юрий Иосифовичу, и еще долго-долго знаменоваться Почетным жителем Суоярвского района.

Маша ПИМЕНОВА.

Оцените эту запись блога:
Начался осенний призыв
Преимущества и порядок получения государственных у...
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
18.06.2018
Если вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста заполните формы имени и имя пользователя.

Колонка редактора

Васенина Наталья Валентиновна - главный редактор районной газеты "Суоярвский вестник"

Посмотреть все

Фотоальбомы

Форум

  • ?ет ?ообщений дл? показа

Форма входа


Календарь

Подождите минутку, пока генерируется календарь