186870, г. Суоярви, ул. Шельшакова 6 +7 (81457) 5-15-49 suovestnik@mail.ru ПН-ПТ: 08:00 - 16:45
Размер шрифта: +

В ДРУГОЙ ПРОФЕССИИ СЕБЯ НЕ ВИДЯТ

--2

 

28 апреля – День работника скорой медицинской помощи

«Они все достойны» – не задумываясь, ответил главврач Суоярвской ЦРБ А. В. Спирин на мой вопрос, о ком рассказать накануне профессионального праздника, и добавил: «Им всем досталось в последнее время…»

В минувший понедельник мне представилась возможность пообщаться с тремя из них: старшим фельдшером Ольгой Синица и фельдшерами Анной Краско и Ольгой Евстафеевой, которая как раз в этот день приехала по работе из Поросозера (на снимке слева направо).

- Почему именно скорая помощь, ведь здесь нервно и тяжело? – с такого вопроса начала я знакомство с ними.

Ольга Евстафеева:

– У меня была именно такая цель – стать фельдшером скорой помощи. После окончания медучилища думала остаться в Петрозаводске, но по распределению отправилась в родное Поросозеро. Вот так, с 1998 года и работаю.

Ольга Синица:

– Я о скорой особо не мечтала, но почему-то всё время рисовала такую картину: вот выйду замуж, будут у меня дети, и вот они будут идти по городу, увидят меня и скажут: «Во, моя мама на скорой поехала!» Мне и самой нравилось смотреть на машины скорой помощи, на фельдшеров в белых халатах и колпаках. Да и престижной эта профессия считалась... Когда я выпускалась, в районе было четыре места в сельские ФАПы и одно – на скорую помощь. Меня не хотели распределять на скорую, держали место для паренька, который со мной параллельно учился. Но завуч строго сказала, мол, впереди экзамены, ещё неизвестно, как он их сдаст, а она (про меня) хорошо учится, вот пусть и идёт на скорую. С 1988 года я и тружусь здесь.

Анна Краско:

– Я сама из Муезерского района, но преддипломную практику проходила в Суоярви, поэтому и на работу решила сюда поехать, как раз место было. В этом году будет 10 лет, как я здесь. Наверное, судьба.

Первый знак, что это действительно судьба, Анна получила ещё не будучи в штате. О нём мои собеседницы вспомнили, когда я попросила их рассказать о самом тяжелом или страшном вызове в их жизни. Тогда Ольга Евстафеева рассказала о случае в вагоне поезда, в котором как раз, пока просто в качестве пассажирки, и ехала Анна Краско.

– Тогда-то и поездов пассажирских почти уже не осталось, ходилираз в пятилетку, все отменили. Один проходил мимо Поросозеро, и там у пассажирки начались роды. Нас вызвали. Мы успели её выгрузить, и родила она уже у нас в машине.

Сама Анна вспомнила, как в начале карьеры ей пришлось пережить смерть пациента, к которому её вызвали. Они сделали всё, что могли, но он не выжил. А ещё коллеги подсказали про случай, когда Анне пришлось реанимировать утонувшего. И согласились, что самое тяжелое для фельдшера – принимать решения и производить все необходимые манипуляции с пациентом в ситуации, когда вокруг тебя толпится народ, все кричат, пытаются помочь, дают советы. А ты должен при этом максимально сосредоточиться и оказывать как можно быстрее ту самую скорую медицинскую помощь.

Ольга Синица:

– Тогда ещё дорога на Вешкелицу была старая. И вот нас вызвали к старушке, которую укусила змея. Мы выехали из Суоярви, а нам навстречу везли её из Лагиламбы на мотоцикле с коляской. По дороге мотоцикл попал в ДТП – столкнулся с другим мотоциклом. Не помню подробностей, но в итоге всех пострадавших доставили в Вешкельский ФАП, куда приехала и я. Что я увидела: у бабули уже рука синеет от укуса змеи. У одного оторвало часть пятки, рана кровоточит сильно. Ещё у одного – травма руки, у четвёртого – открытый перелом голени. А я одна! И всем надо оказывать помощь срочно и срочно везти в больницу. В общем, я всех рассадила (того, что с переломом – уложили на носилки), кому повязку, кому шину наложила, всех перевязала, всё, что следует (уколы, капельницы) поставила. Потом с горем пополам, по этой плохой дороге, добрались до Суоярви. А второй очень тяжелый случай был, когда на суоекском переезде мальчику оторвало две ноги. Я позже прокручивала ситуацию в голове и удивлялась, как мы сумели в со всем этим справиться? И в вену иголкой (тогда еще не было у нас внутривенных катетеров) попала, и через неё «накачивала» раствор, и до больницы благополучно доставила.

Ольга Евстафеева помнит, как в начале своего пути ей пришлось выезжать на железнодорожную травму – человек попал под поезд. «Это было зимой, к нему пришлось долго добираться, но мы надеялись, что человек ещё жив…»

– Теперь уже ничего не боюсь, – добавила. – Напрягают только вызовы к неадекватным – употребляющим алкоголь и другие препараты. Не знаешь, что от них ожидать. И полиции нет. Едешь на свой страх и риск. Нервы портят и безнадзорные собаки (речь о Поросозеро – авт.).

Пандемия по коронавирусу стала для службы скорой помощи серьёзной проверкой на прочность. Вот когда кадровая проблема сказалась с особой остротой.

– У нас много ковидных было и много было случаев тяжёлых, – рассказывает Ольга Синица. – Практически всех надо было возить на СКТ (компьютерная томография – авт.) в Петрозаводск. Мы больных сопровождали. Бывало, и по пять, и по шесть человек везли. Все по тяжести болезни разные. Кто-то уже с кислородом, кто-то лежачий. А фельдшер-то едет один. И всем надо как-то помочь, успокоить. Поначалу СКТ делали только в одном месте. И вся республика везла туда больных. А дело было летом, и мы там выстаивали по пять часов на жаре. Потом, когда открыли еще несколько пунктов СКТ, нас стали распределять. В последнюю волну тоже было много ковидных. Иногда по три раза за день в Петрозаводск могли ездить. Одну партию отвезём, не успеем вернуться, и опять везём. Конечно, по шесть человек уже не возили, но меньше трёх не бывало.

Представьте себе, уважаемые читатели, что такое три раза за день съездить на «комфортабельном» УАЗике до Петрозаводска и обратно, да не просто так, а с пациентами, нуждающимися в твоей помощи. Я лично не представляю. А работникам скорой помощи приходилось работать в таком режиме почти два года.

– При этом, когда машины уходили в Петрозаводск, для тех, что оставались в районе, расширялись границы обслуживания. Уедет найстенъярвская машина в Петрозаводск, мы едем на вызов из Поросозера в Найстенъярви, так же и они – к нам, – добавляет Ольга Евстафеева. – Или такая ситуация: наша машина повезла больных в Петрозаводск, а вызовы в посёлке копятся, диспетчера, бедные, отвечают на звонки, дают рекомендации, выслушивают много чего от разозлённых людей. А что поделаешь: каждая поездка с больными из Поросозера до Петрозаводска – это десять часов, с учетом прохождения всех процедур. Возвращаешься домой, а накопившиеся вызовы тебя ждут. А ведь ещё приходится и приёмы в ФАПах вести…

Мои собеседницы размышляют: наверное, было бы легче, если хватало кадров. Но не идут молодые, слишком сложно, слишком нервно, слишком велики нагрузки. Вот и получается, что все, кто сейчас трудится, работают не на одну ставку.И уже не столько из-за денег, сколько для того, чтобы закрыть эти «пустые» смены. Потому что «так надо».

Вспоминают, что не раз вызывали коллег с выходных как раз на перевозку больных. Если не получалось, то тогда на весь Суоярви оставался один фельдшер. А ведь болели не только «короной», были сезонные всплески, болели и взрослые, и дети, часто с температурой.

– Иногда мы, уехав на один вызов, так и колесили по городу по два-три часа, получая от диспетчера всё новые адреса. Заедем на скорую, заправим сумку по-быстрому и дальше поехали, – продолжает Ольга Синица.

Завершая наш разговор, я спросила у моих собеседниц: если бы сейчас, когда они уже хорошо знают то дело, которое выбрали в юности, им пришлось снова выбирать профессию, изменили бы они своё решение?

Вопрос, конечно, получился риторическим, после нашей беседы мне и так было всё ясно. Ответы всех трёх это подтвердили. Ни одна из них не представляет себя вне этой профессии и конкретно – без работы в скорой помощи. У кого-то из них есть опыт работы на других должностях и даже вне сферы медицины, кто-то мог бы перебраться в Петрозаводск поближе к детям. Но ни одно дело не приносит им такого удовлетворения, как работа на скорой, где они помогают людям в критической ситуации, где от их профессионализма зачастую зависит сама жизнь пациента.

28 апреля работники службы скорой медицинской помощи отметят свой профессиональный праздник, который был учреждён в самый разгар пандемии, в 2020 году. Вместе со своими коллегами его встретят и мои собеседницы. И скорей всего, не за праздничным столом, а на своём рабочем месте, на своём посту. Спасибо вам за преданность выбранному делу, за мужество и терпение! Спокойных вам дежурств!

Людмила ТИМОЕВА. 

Да здравствует музей!
Подарок к юбилею
 

Комментарии

Нет созданных комментариев. Будь первым кто оставит комментарий.
Уже зарегистрированны? Войти на сайт
Гость
19.05.2022